Александр Ланин - гармонист и мастер по изготовлению гармошек

В России таких мастеров осталось не более десятка. В Сибири он один. Барнаулец Александр Ланин – гармонист и мастер по изготовлению гармошек.

«Над окошком месяц. Под окошком ветер.
Облетевший тополь серебрист и светел.
Дальний плач тальянки, голос одинокий
И такой родимый, и такой далекий…»

- Присаживайтесь, но ничего не трогайте, - встречает Александр Ланин  меня в мастерской на улице Короленко, в здании с вывеской «Город мастеров». Повсюду стоят гармошки, лежат детали, висят инструменты.

- Почему не трогать? - спросил я и почему-то вспомнил старый анекдот про синие руки космонавта из братской страны - это советские  космонавты били его по рукам за то, что он трогал на космическом корабле приборы.

- Чтобы порядок был. Долго его приходится наводить, потом что-то работаешь, что-то берешь - и снова, и снова…

А, бывает, заходят: – ой, что это, ну ка, ну ка…

Лишний раз тревожить инструмент не стоит… В Нижнем Новгороде раньше вас вообще бы в мастерскую не пустили, секреты свои мастера в тайне держали…

Сейчас как раз Александр занимается звуковой частью гармошки. Показывает инструмент для «вырубки» язычков - ножницы-пресс. Между прочим, инструмент уникальный. Его когда-то сделал прекрасный барнаульский мастер, слесарь-лекальщик Анатолий Николаевич Барсуков. Потом отдал кому-то. Ланин потратил немало лет, чтобы найти нового хозяина инструмента, и выкупил его.

Александр кладет под пресс лист латуни, с одной и с другой стороны вырубает «язычок». Это самая важная часть гармошки. Гармонь – язычковый инструмент.

Мастер подробно объясняет технологию. За счет мехов идет поддув воздуха, и язычок на планке колеблется. В корпусе есть деревянная камера – резонатор. Она и придает звуку объем и мелодичность. Колебательные процессы, резонанс – наука непростая. Все делается вручную. А гармошки собирает сам, с нуля, «от и до». От язычков до кнопочек. Дожать и обточить надо каждый шурупчик. Мельхиором и целлулоидом покрыть кнопочки и клавиши. На каждую гармошку уходит по 2-3 месяца.

Да и дерево – отдельная тема. Должно быть хорошо просушено.

Вот брусок красного  дерева – тульские мастера поделились. Вот черное...

Душа и волшебство

Играет Саша с детства. Хотя близкая родня музыкальными дарованиями не отличалась. Слушал народных мастеров, пытался повторить наигрыши. А вот в музыкальной школе не понравилось. «Много теории и все зажато. Всех под одну гребенку ровняли. Есть способности, нет - все едино. Не было индивидуального подхода», - говорит Александр.

Когда ему было 14 лет, на гармошке соскочила пружина - залез внутрь, посмотрел, разобрался. Все разобрал, вставил – гармонь заработала. С тех пор начал интересоваться, что внутри. Хорошую закваску дал станкостроительный завод, где слесарем-лекальщиком работал его отец. Потом он мастером стал. Мальчишкой Александр возле него крутился. Не раз был на заводе, даже там работал, но недолго. Видел, как работали настоящие слесаря-профессионалы, с личным клеймом на производстве, высочайшего класса.

С тех пор – желание все сделать самому, на высоком уровне, тщательно, на совесть.

Гармони фабричные и сделанные руками опытного мастера не сравнить: на фабрике, поток, небрежность. А в изделиях мастера – душа, волшебство и работа на века.

Ланин показывает гармонь. В советское время, в 1973 году ее сделал мастер Комиссаров для заказчика Козлова. Обе фамилии – на корпусе. По тем деньгам полторы-две тысячи надо было отдать за инструмент.

Читаю на другой гармони – «Медов». Это фамилия известного мастера, сделавшего инструмент. Уникальный тип гармони, и инструмент уникальный.

Александр показывает фото, висящее в мастерской. А потом - гармонь. На фото - пожилой человек. Это мастер Степан Скобелин, еще одна легенда Барнаула. Он в 1905 году сделал тальянку. Сейчас она гордость коллекции Ланина. Мастер занят ее восстановлением. Жил Скобелин в начале 20 века в доме на пересечении Анатолия и Челюскинцев. Изумительные инструменты делал. Дом сгорел во время знаменитого пожара 1917 года. А гармонь, заказанная у Скобелина, долго играла и пела, потом десятилетия лежала на чердаке у внука хозяина. Меха съели мыши. Потом повезло, что узнал о ней Ланин и выкупил инструмент. Вытащил с чердака, почистил, меха восстановил и долго играл на гармони. Звук непередаваемый!

Мастер показывает еще одну гармошку – старинную тальянку, которая тоже была сделана у нас в крае. Купил лет шесть назад у одной бабушки. Снимает крышку, на деке и резонаторе видим объявление: «Алтайский край, Калманский район. Севрюков. 1938 год. Панфиловский сс. Принимаю все заказы, хромки, двухрядки. Александр Иванович Машковцев…»

Надо и ее восстанавливать… много работы. В ремонте, считай, не была она. А звук чистый, классный!

Вот был когда-то такой в Барнауле мастер, Самсонов, жил на горе, на улице Третьякова. Александр познакомился с его дочерью, рассказал о себе. И она подарила ему инструменты отца.

Говорим о мастерах старых и нынешних. В России их едва с десяток наберется.

В Сибири – один Ланин. Да и гармонь сама по себе не сильно популярна. Что уж говорить о ее изготовлении. Дело это штучное, требует времени, опыта, усидчивости. А молодежи подавай компьютеры, гаджеты да в лучшем случае робота из конструктора могут собрать.

«У меня даже смартфона нет, - говорит Александр и достает из кармана телефон, простейший, кнопочный. – Это надо в нем разбираться, и потом он много времени отвлекает. А жалко времени, да его и нет – все уходит на изготовление гармошек… С тульскими мастерами связь держим, учимся друг у друга. Раньше было больше. Старое поколение уходит, а секреты некому передать….А хотелось бы человека – знающего и понимающего. Терпение такое надо, что молодежи и не снилось…»

«Ты, гармошка-матушка,
Лучше хлеба-батюшка:
Не доешь и не допьёшь,
А частушки пропоешь!

Гармонистов стало мало,
Гармонистам был почёт.
В Красну Книгу записали,
Как животных, на учет»…

Без нот, со слуха

Ланин поочередно берет старые гармошки и наигрывает мелодии. Он играет на всех типах. На маленьких, череповецких – «черепашках», на тальянках, на елецких рояльных…

Используя разные стили - рязанский, орловский, нижегородский. От гармониста очень многое зависит, манера, подача…

Старая елецкая рояльная звучит очень мощно, словно орган в соборе. Неудивительно, ведь гармошка – собcтвенно, и есть разработка органных мастеров конца XYIII – начала XIX века.

Когда-то в Барнауле был клуб гармонистов. Собирались  юди без всякого музыкального образования, можно сказать, самородки. У них Саша грамотно научился играть – в классическом гармонном стиле. Об эстраде и нынешних исполнителях Ланин ничего хорошего сказать не может:

«Сейчас зачастую многие баянисты профессиональные начинают гармонь осваивать. Видеоуроки игры на гармони – там люди совсем не понимают, чем занимаются. Звучит не баян и не гармонь. Берут инструмент и не знают, как к нему подойти. Вроде «поливает», пальцы бегают быстро – а в музыке ничего нет, ни души, ни колорита. Что Петр Дранга, что современные – один стиль пошел, а раньше музыканты другие были…»

А на эстраде что творится – безголосица и репертуар непонятный, считает он. Вот раньше- была музыка красивой, полифония звуков, а сейчас… Многие только по нотам играют. А у Александра нет никаких нот, и никогда не было. Все со слуха, с чистого листа…

 

Ланин несколько раз выступал в программе «Играй, гармонь!», давал концерты в Германии, Голландии, Чехии. Да и этим летом в составе «Поезда культуры» проехал с другими артистами по всему Алтайскому краю.

Но времени для выступлений сейчас совсем нет – много работы в мастерской. Ланин мечтает сделать с нуля концертную тальянку, а затем и кавказскую гармошку. А потом, даст Бог, замахнуться на самую маленькую в мире трехклавишную «черепашку» - череповецкую гармошку, чтобы она в спичечный коробок входила. Тогда, говорит он, уже можно будет подавать на звание Народного мастера. А пока – не стоит…

Силы и вдохновение он, похоже, черпает в прошлом, в истории Барнаула. В жизни старых мастеров и их изделиях. В хорошей музыке и наигрышах. С удовольствием начал читать роман «Глагол времени» Вячеслава Чиликина, бывшего заместителя редактора «Алтайской правды». Там описана жизнь старого Барнаула. И самое главное – есть такой персонаж – Сашка-гармонист.

«Начал читать в поезде, по дороге в Москву. Потом все времени не было. Сейчас в Екатеринбург поеду – дочитаю».

Десять лет назад был в Москве, на юбилейных «Днях Алтая». Познакомился и пообщался с нашим земляком, актером Алексеем Булдаковым. Не звездный, говорит, абсолютно простой наш алтайский парень.

Хотел подарить ему гармонь. Но не подарил: «Знаете, плохую гармонь не подаришь, а хорошие инструменты раздаривать… Да и в те годы я только исполнительством занимался, а о мастерской тогда только мечтал…»  

«Снова замерло все до рассвета,
дверь не скрипнет, не вспыхнет огонь.
Только слышно, на улице где-то,
одинокая бродит гармонь…»

Источник


Log in to comment


Юрий 50 аватар
Юрий 50 ответил в теме #42562 3 нед. 5 дн. назад
Благодаря Виталию Алексееву и журналисту газеты "Алтайская правда" Олегу Купчинскому узнаём ещё об одном таланте Александра Ланина, известного гармониста.



Автор видео с Юуба Игорь Смирнов.